?

Log in

No account? Create an account
RENYXA

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> previous 10 entries

February 16th, 2017


09:02 pm - Золото под ногами
Калифорнийская золотая лихорадка — неорганизованная массовая добыча золота в Калифорнии в 18481855 годах.
Началась золотая лихорадка
24 января 1848 года, когда Джеймс В. Маршалл (англ. James W. Marshall) обнаружил золото вблизи лесопилки Саттера, которой владел калифорнийский предприниматель Джон Саттер, на реке Американ-Ривер. Как только новость об обнаружении распространилась, около трехсот тысяч человек прибыли в Калифорнию из других штатов США и из-за рубежа.
Википедия

Сан Франциско 1847г.

Кажется, не существует более изученного и не таинственного явления, чем Калифорнийская золотая лихорадка. Любой поисковик на соответствующий запрос выдает гигабайты информации и терриконы трудов, исследований, обзоров и беллетристики.
Удивительного здесь мало, ведь по гамбургскому счету история США скучна, как путешествие из Чикаго в Сан-Франциско через мыс Горн: Война за Независимость, Золотая лихорадка, Гражданская война – вот и все потрясения за двести сорок лет. За неимением лучшего, несчастные американцы даже Великую депрессию держат за нечто из ряда вон (чтоб нам так жить).
Золотая лихорадка в Калифорнии стала импульсом, последствия которого ощущается и по сей день. Wells Fargo и Levi Strauss & Co., Пони Экспресс, Голливуд и Кремниевая долина – все это - детища великого переселения народов, последовавшего за исторической фразой одиннадцатого президента Джеймса Нокс Полка: «Слухи не преувеличены. Наши чиновники подтверждают: в Калифорнии золото действительно лежит под ногами!».Общепринятая версия гласит, что все началось 24 января 1848 года в местечке Колома на Американ Ривер в сорока пяти милях к северу от Сакраменто, где плотник Джеймс Маршалл, руководивший строительством лесопилки, нашел пару небольших самородков. О своей находке он сообщил своему работодателю – крупнейшему калифорнийскому землевладельцу и фабриканту Джону Саттеру, снискавшему к тому времени неофициальный титул Император Калифорнии.
Саттер долго хранил находку в тайне, но уже в мае города и поселки Калифорнии опустели. В них не осталось ни одного человека, способного держать в руках лопату – все ринулись в горы навстречу американской мечте. Газетчики подхватили хлесткий пассаж президента и разнесли его по всему миру: «Золото лежит под ногами!». Семя упало в благодатную почву, ажиотаж вышел образцово-показательным. Выступление президента в Конгрессе в декабре 1848 года прозвучало оглушительным стартовым выстрелом: за первые три года в Калифорнию прибыло более трехсот тысяч переселенцев.
 

В этой истории все выглядит логичным кроме одной мелочи: за каким дьяволом президенту США понадобилось лично разносить слухи о калифорнийском золоте, да не где-нибудь, а в Конгрессе? Для примера припомним аналогичные случаи, о которых знают разве что ценители жанра.
В 1799 году золотая лихорадка вспыхнула на территории Северной Каролины. Как вспыхнула, так и угасла, и вмешательства президента не потребовалось. В 1829 году история повторилась в Джорджии. И вновь заболевание носило локальный характер. Действующему президенту Эндрю Джексону не пришло в голову сообщать об этом в Конгрессе.
Учтем, что два упомянутых штата являлись частью САСШ, в то время как Калифорния в 1848 году в состав США не входила, в братский Союз северо американских штатов не стремилась и, более того, всячески противилась присоединению к оному. Но это не все странности, это только начало.
Чем объяснить, например, удивительное временное совпадение таких масштабных событий, как Золотая лихорадка и присоединение Калифорнии к США? Историки никак не объясняют, просто констатируют: так уж вышло.
Или вот цитата из статьи по теме: «…Во время «золотой лихорадки» на территории владений Фремонта находят золото, и он становится мультимиллионером…».
Лейтенант-полковник армии США Джон Чарльз Фремонт - бывший военный губернатор Калифорнии. Золотая рента принесла мистеру Фремонту более десяти миллионов долларов – колоссальная сумма в пересчете на сегодняшний курс. Какая счастливая случайность!

Эти исторические коллизии по умолчанию принято считать цепью удивительных совпадений. Но если совпадений больше одного, это уже не совпадения. Не претендуя на абсолютную истину, возьму на себя ответственность заявить, что Калифорнийская золотая лихорадка не была явлением спонтанным. Полагаю, она была тщательно спланирована и спровоцирована точно в намеченный срок. Для того чтобы понять, кому и для чего она понадобилась, вернемся в год 1841, когда Россия объявила ретираду и продала Форт Росс калифорнийскому фермеру Джону Саттеру, тогда еще вовсе не Императору.
 
Мексиканские губернаторы Верхней Калифорнии 1841 - 1846

В то героическое время войн за независимость Верхняя Калифорния формально принадлежала Мексике. Столицей штата был город Монтерей, именно там располагалась резиденция мексиканского губернатора Хуана Батисты Альворадо, порт, таможня и прочие атрибуты власти. Собственно, города Верхней Калифорнии можно было пересчитать по пальцам одной руки. Потомки ацтеков, добившись независимости от Испании, получили от бывшего сюзерена слишком большое наследство, которое не могли переварить: Верхнюю Калифорнию, Техас, Юту, Нью-Мексико и Аризону. Новые территории невозможно было ни заселить, ни контролировать.
В 1838 году последний правитель Форта Росс капитан Ротчев доносил в Петербург, что население Калифорнии составляют около пяти тысяч мексиканских фермеров, тысяча американских переселенцев и порядка двадцати тысяч индейцев. Представители прочих национальностей в донесениях не упоминались. (Заметим, что за двести пятьдесят лет до описываемых событий сэр Френсис Дрейк писал об индейских племенах общей численностью до ста тысяч человек: обращение в католическую веру дорого обошлось аборигенам.) Итого, шесть тысяч фермеров на всю Калифорнию. Берите, казалось бы, и володейте, кому не лень!
В 1841 году на Западное побережье континента претендовали Франция, Англия, САСШ и Мексика.
Франция значилась среди соискателей, но довольно условно, поскольку приоритетом для неё в тот момент были просторы, занимаемые нынешней Канадой. Англия тоже активных действий не предпринимала. Во-первых, Британию больше интересовала Территория Орегон, которой она владела совместно со Штатами, что страшно раздражало Лондон. Во-вторых, солдаты Ее Величества были заняты на других фронтах: прибирали к рукам бывшие голландские колонии в Африке и давили восстания сикхов в Индии.
Бесспорным преимуществом Мексики была ее географическая близость, можно сказать, шаговая доступность. Американцам пробраться в Калифорнию было куда тяжелее. Сухопутного маршрута не существовало, горные перевалы Серра-Невады были непреодолимы. Оставался только морской путь, длившийся почти полгода. Панамский перешеек торчал костью в горле каждого путешественника. Несчастные шестьдесят миль суши, соединяющие Северную и Южную Америку вынуждали суда огибать оба материка, преодолевая лишние тысячи миль через теплые южные моря, через холодный мыс Горн. Путешествие выходило не только долгим, но и неподъемно дорогим. За место на судне просили до тысячи долларов – это в то время, когда месячная зарплата рабочего в двадцать долларов считалась весьма достойной.
Кроме того, за Мексику играли внутренние противоречия, раздиравшие правительство САСШ. Демократы, будучи ярыми экспансионистами, ратовали за расширение территории Штатов на всю Северную Америку. Партия вигов стояла на консервативных позициях. Президентом в тот момент был яркий представитель вигов Джон Тайлер, доводивший политику невмешательства до абсурда.
В 1842 году английский консул в Монтерее предпринял попытку столкнуть лбами основных конкурентов и подкинул командующему Тихоокеанской эскадрой САСШ Томасу Джонсу дезинформацию о начале войны за Калифорнию. Старый морской волк не имел склонности к долгим размышлениям, он предпочитал сначала действовать, а после разбираться. Адмирал даже не стал уточнять, кто противник - Мексика, Россия, Англия – не все ли равно, если наших бьют? Девятнадцатого октября коммодор высадил десант в Монтерее. Бравый вояка сходу взял здание таможни, водрузил на нем американский флаг, укрепился в порту и перешел к еще более решительным действиям, тем паче, что сопротивления никто не оказывал.
Следующей целью стала резиденция губернатора. Напустив на обветренные физиономии самые зверские выражения, солдаты во главе со своим адмиралом ворвались в губернаторский дом. Основательно перетрусивший и совершенно одуревший генерал Манюэль Мичельторена, сменивший к тому времени Хуана Альворадо, встретил их свежезаваренным кофе и румяными булочками. Нет, нет – он совершенно не против передачи Калифорнии под протекцию САСШ! Да, конечно, он немедленно известит свое начальство и сам залезет в пасть морского дьявола, не нужно никого никуда тащить! Войска противника? Никакого войска нет в помине! Помилуйте, ни одного солдатика, прошу убедиться лично!
Чистая победа! Сухой разгром. Однако, президент Тайлер, узнав о подвигах адмирала, пришел в ярость и повелел немедленно выдворить из Калифорнии болвана Джонса с его флотом и уладить конфликт дипломатическим путем, покуда Мексика не объявила войну.
     
Президенты САСШ:
Джон Тайлер (1841 - 1845)
Джеймс Нокс Полк (1845 - 1849)
Захария Тейлор (1849 - 1850)


Конечно, действия президента не были лишены оснований. В Мехико анекдот не оценили. Всего двадцать лет назад мексиканцы скинули Испанию со своей шеи. Герои войны все еще в строю, и память о борьбе за независимость жива в сердцах суровых воинов. Их мужество и беззаветная храбрость вдохновят сынов свободной отчизны на новые подвиги. Сам генерал Антонио де Падуа Мария Северино Лопес де Санта-Анна-и-Перес де Леброн– герой из героев – поведет в бой несгибаемый народ Мексики.
Viva, Alta California! Ни пяди родной земли врагу!
Заварушка намечалась нешуточная, однако, за воинственными лозунгами стороны скрывали абсолютную неготовность к полномасштабной войне. Никому не хотелось вступать в открытое военное противостояние, однако любое действие по разрядке со стороны США, как и военное бездействие со стороны Мексики, привело бы к потере лица и дипломатическому поражению.
На доске образовался классический пат:
Адмирал Джонс засел в Монтерее и не верил ни единому слову о мире и добрососедских отношениях. В Мехико президент Санта-Анна - герой из героев – упражнялся в словесных баталиях с политическими противниками, обвинявшими его в злоупотреблениях и коррупции, ему было не до спорных окраин – удержать бы власть в столице. В Вашингтоне ликующие демократы стыдили за трусость разъяренных вигов. 
Конфликт в итоге кое-как замяли. Консул САСШ в Калифорнии Томас Ларкин принес извинения правительству Мексики, а коммодору Джонсу наиделикатнейше внушил, что войны нет и не предвидится. Адмирал фыркнул, объявил сражение выигранным и протрубил отбой. Солдаты погрузились на корабли, и эскадра растворилась синей дымке Тихого океана.
Все выдохнули с облегчением, но осадок остался у обеих сторон.

В том же году произошло еще одно знаменательное событие: лейтенант Второго Топографического корпуса Джон Чарльз Фремонт тайно обручился с пятнадцатилетней Джесси Энн Бентон - дочерью влиятельного сенатора Томаса Гарта Бентона. Масштаб этого происшествия не может соперничать с военными подвигами адмирала Джонса, но на судьбу Калифорнии он оказал влияние куда большее, чем бестолковые игры в войнушку.
   
Томас Бентон был демократом. В Конгрессе он последовательно отстаивал идею расширения САСШ на весь Северо Американский континент.
Узнав о тайной помолвке дочери, мистер Бентон пришел в ярость, но сменил гнев на милость, как только понял, что будущий зять способен осуществить давнюю мечту: присоединить к Союзу западные земли. Он добился от Конгресса финансирования нескольких экспедиций, которые возглавил Джон, и как показала история, не прогадал.
Во время первой и второй экспедиций на Дикий Запад Фремонт открыл Соленое Озеро (Solt Lake) и озеро Тахо; составил подробнейшие карты восточной части Кордильер; выяснил, что эта горная гряда является материковым водоразделом, а мифическая река Буэновентура, берущая начало в Скалистых горах Аризоны и пересекающая весь континент с востока на запад с устьем в Тихом океане, действительно является мифической.
Но главное! Главное…
Джон Фремонт нашел и нанес на карту путь из Орегона в Калифорнию – Калифорнийскую тропу. Он дал американским переселенцам пособие по иммиграции на западное побережье континента. Результаты его экспедиций и научные труды получили высокую оценку в Конгрессе, ему присвоили звание капитана и пообещали финансирование новой экспедиции.
А по Калифорнийской тропе двинули караваны фермерских повозок.
Третье путешествие Джона Фремонта заслуживает особого внимания. Его целью декларировался поиск источника реки Арканзас в Скалистых горах Вайоминга. Экспедиция выступила в декабре 1845 года.
Странности начались еще в процессе подготовки. В подчинении у Фремонта оказалось тридцать солдат при одном орудии и столько же наемников – полнокровная армейская полурота. Для «исследователей», были закуплены новейшие винтовки, заряжаемые унитарным патроном. Для справки: регулярная армия еще двадцать лет будет перебиваться кремниевыми ружьями, перевооружение произойдет только накануне Гражданской войны.
Научные сотрудники стали подозрительно похожи на армейский спецназ. 
В январе 1846 года отряд достиг реки Арканзас и, не задерживаясь, устремился мимо Скалистых гор прямиком в… Калифорнию. В феврале, благополучно преодолев перевалы Сьерра-Невады, «исследователи» дислоцировались в Форте Саттера – того самого Императора Калифорнии. Пикантность ситуации была в том, что Саттер носил звание капитана мексиканской армии, присвоенного ему губернатором Мичельтореной. Более того, по поручению губернатора Саттер сформировал и вооружил отряд самообороны на случай мятежа, что, впрочем, губернатору не помогло: ко времени о котором мы повествуем, его сместил полковник Хосе Кастро.
Между тем, на континенте назревали события посерьезнее. В марте 1845 года одиннадцатым президентом стал Джеймс Нокс Полк – демократ и экспансионист. Он состоял в прекрасных отношениях со всем семейством Бентонов-Фремонтов и даже выдвинул старика Томаса на должность главнокомандующего. Конгресс, однако, отказался присвоить мистеру Бентону генеральский чин, и главнокомандующим был назначен генерал Захария Тейлор.
Судьба колониального наследия Испании была предрешена.
В декабре того же года генерал Тейлор во главе полуторатысячного конного корпуса вышел на границу с Техасом в районе местечка Браунсвиль. Мексиканцы выставили против него пятитысячную армию. Войска заняли позиции, но активных действий не предпринимали. Постепенно мексиканцы привыкли к мирному противостоянию, и как показала история, утрата бдительности обошлась им по самой дорогой цене. Через два месяца генерал Тейлор получил подкрепление - еще один конный корпус в полторы тысячи штыков, и в результате под его знаменем сформировалась полноценная конная армия в три тысячи сабель.
(Напомним, что в это же время Джон Фремонт со своей полуротой обосновался в Калифорнии).
Мексиканское командование резонно рассудило, что армия в пять тысяч человек больше, чем армия в три тысячи и решило не волноваться. Но генерал Тейлор не зря гордился прозвищем Старый Сорвиголова, и пользовался безграничным авторитетом в войсках. Утром пятнадцатого февраля американские войска атаковали противника, которого и разнесли в пух и перья по всему Техасу. Развивая успех, Старый Сорвиголова ураганом прошел через всю Северную Америку, нанося противнику удар за ударом, и напоследок под Тулой (штат Идальго) нанес решающее поражение мексиканцам, которыми командовал лично президент Санта Анна.
Мексика потеряла разом Техас, Юту, Нью-Мексико и Аризону – то есть половину своей территории – и вернулась в прежние границы, но Калифорнию сохранила.

Очевидно, события на материке не добавляли оптимизма губернатору Калифорнии полковнику Кастро. Узнав о прибытии на территорию Калифорнии Джона Фремонта с отрядом вооруженных исследователей, он занервничал и объявил о депортации всех жителей, не имеющих мексиканского гражданства.
Фремонт во главе своего отряда выступил в Монтерей. Навстречу ему вышли правительственные войска численностью около сорока человек. Неподалеку от местечка Оломпалу состоялась решающая битва за Калифорнию. Фремонт потерял убитыми двоих солдат, полковник Кастро пятерых. На этом сражение завершилось капитуляцией мексиканцев.
Англия все это время оставалась в стороне, наблюдала и выбирала момент. У Британии был только один способ овладеть Золотым штатом – взять Монтерей с моря. Решив, что американцы достаточно увязли в Мексиканской войне на материке, Англия предприняла последнюю попытку захвата Калифорнии. Летом 1846 года в столичную гавань вошёл флагман британского флота на Тихом океане фрегат “Коллингвуд”. Адмирал Сеймур был готов отдать приказ на десантирование, но ушлые янки и здесь опередили старосветских военных бюрократов. Ровно за две недели до англичан в порт Монтерей зашла флотилия американских военно-морских сил в составе фрегата «Саванна» и шлюпов «Левант» и «Кайен» под командованием адмирала Джона Дрейка Слоата. Зайдя в акваторию, коммодор Слоат выждал пару дней, не предпринимая решительных действий, ибо память о подвигах адмирала Джонса к тому времени стала на флоте притчей во языцех, и только получив подтверждение того, что США и Мексика находятся в состоянии войны, высадил десант и занял порт. Адмирал Сеймур, разглядев американский флаг над зданием таможни, выругался солеными морскими словечками и заложил разворот. Британия сошла с дистанции.
 
Адмирал Джон Слоат объявил Калифорнию территорией САСШ и назначил Фремонта военным губернатором. Однако, новоиспеченный глава нового штата внезапно провозгласил Калифорнию… независимой республикой.
Финт с независимостью потребовался Фремонту по двум причинам.
Первая неожиданно прилетела из Вашингтона: Конгресс отказался принимать новый штат в состав Союза до тех пор, пока не будет определен его статус по отношению к рабству. Дело в том, что для соблюдения паритета между интересами рабовладельческого Юга и свободного Севера штаты принимались в Союз попарно: рабовладельческий и свободный от рабства. Калифорния шла в Союз, как свободный штат, и ей требовалась рабовладельческая пара. Забегая вперед, скажем, что Калифорния станет штатом САСШ существенно позже, благодаря Компромиссу 1850 года: конгрессмены Юга дадут согласие на включение Калифорнии в Союз при условии, что Север законодательно закрепит обязательство возвращать беглых рабов хозяевам.
Но была еще одна причина, по которой Калифорния не могла стать частью САСШ: три четверти населения штата по-прежнему составляли мексиканцы. Они люто ненавидели белых и были готовы выступить на стороне любого мятежника, который поведет их в бой против понаехавших гринго. Мексиканская война на материке была в самом разгаре, и мексиканские калифорнийцы лелеяли надежду на возвращение блудного штата в объятия исторической родины. Провозглашение Независимой Республики давало Фремонту шанс выиграть время, а там… Либо падишах умрет, либо ишак сдохнет. Чтобы придать статусу Республики больший вес, Фремонт даже инициировал выборы президента и назначил комиссию по написанию Конституции. Президентом был избран некто Уильям Айд – один из местных фермеров. Джон Фремонт зачислил его рядовым в Калифорнийский батальон, а позже тихо сплавил на ранчо пасти быков. Больше об этом политическом деятеле никто ничего не слышал.
Однако, все эти меры не решали главной проблемы. Территорию с нелояльным населением можно колонизировать, но нельзя сделать частью своей страны. Задача имела два решения: либо избавиться от мексиканцев, либо наполнить штат гражданами САСШ. К чести американской администрации, заметим, что первый вариант не рассматривался.
Зато второй был реализован с фантастической эффективностью: в декабре 1848 года Джеймс Полк объявил в Конгрессе о золотых россыпях, а в следующем году в Калифорнию на звон золота слетелось более ста тысяч человек. Еще вчера пять тысяч мексиканцев были подавляющим большинством, а нынче обратились статистической погрешностью. Новоприбывшим старателям было безразлично какого цвета флаг болтается над зданием таможни. Никто больше не хотел воевать, все жаждали добывать золото и богатеть.
Совпадение?
Не думаю, хотя возможно.
Возможно, хотя очень сомнительно. Как говорил герой английского детектива, я бы поверил в самоубийство Энтони Марстона, если бы не смерть миссис Роджерс. Версия исторического совпадения золотой лихорадки и аннексии Калифорнии могла бы иметь место, если бы не история внезапного и сказочного обогащения Джона Фремонта.

После утверждения Независимой Республики, коммодор Слоат захворал и засобирался в отставку. На его место прибыл контр-адмирал Роберт Филд Стоктон. Новый командующий утвердил все решения своего предшественника, и в том числе, губернаторство Фремонта. Надо сказать, он вообще не проявил стремления к каким-либо переменам. К Фремонту же отнесся с нескрываемой симпатией и обещал не вмешиваться в проводимые реформы, более того, ходатайствовал о присвоении майору очередного звания лейтенант-полковника. В Вашингтоне все газеты публиковали отчеты Фремонта. Журналисты наперебой восхваляли славного исследователя и с легкой руки Джесси Фремонт именовали его не иначе как Pathfinder – Землепроходец.
В декабре 1846 в Калифорнию во главе трехсот солдат прибыл бригадный генерал Стивен Уоттс Кирни. Этот весьма заслуженный вояка направлялся в Лос-Анжелес - столицу мятежников, имея цель покончить с сопротивлением и заодно примерить лавры покорителя Дикого Запада. Назвать генерала скверным полководцем было бы несправедливо, однако в первой же стычке с инсургентами он потерпел унизительное поражение. Под натиском калифорнийского ополчения он отступал, теряя людей, лошадей и мулов, а в довершение был серьезно ранен. Коммодор Стоктон, узнав о бедах генерала, отправил в помощь Калифорнийский батальон, усиленный бригадой морских пехотинцев под командованием Джона Фремонта. Совместными усилиями армии и флота остатки сопротивления были разбиты, и 13 января 1847 года лидер мексиканского ополчения Андреас Пико подписал капитуляцию.
Оправившийся генерал Кирни объявил себя главнокомандующим и губернатором Калифорнии, и потребовал у Фремонта передачи дел и военных трофеев.
Ну, тут надо знать взрывной характер Землепроходца. Генерал был послан так далеко и громко, что эхо услышали в Вашингтоне. Фремонт был арестован, препровожден в столицу и предан военному трибуналу. Суд признал его виновным по всем пунктам обвинения, и Фремонт с позором был уволен из армии. Правда уже через пару дней президент Полк своей властью объявил Землепроходцу амнистию с сохранением всех чинов и наград. Фремонт, однако, подачку не принял, ибо ждал не амнистии, а полного оправдания. Он снял знаки различия и отправился с женой по магазинам примерять гражданский гардероб. Вспоминая то время, Джесси Фремонт писала, что муж ее пребывал в самом подавленном состоянии. Единственное, что их утешало, это мечты о собственном ранчо Санта-Круз в Калифорнии на берегу океана, где они построят наконец свой собственный дом и станут разводить быков.
Калифорнийский камбэк Фремонта несколько задержался по причине очередного похода. Томас Бентон выбил у Конгресса деньги на разведку маршрута для прокладки железной дороги из Сент-Луиса в Сан-Франциско. Экспедиция потерпела жестокое фиаско. Десять человек погибло, сам Фремонт едва выжил и вернулся с обмороженными ногами. Но любопытно не это.
Незадолго до выступления Фремонт занял у тестя три тысячи долларов для покупки земли в Калифорнии, того самого ранчо Санта-Круз. Деньги он переправил Томасу Ларкину, который органично совмещал должность консула и бизнес по продаже недвижимости. Джесси Фремонт в своих записках сообщала, что ее муж поручил мистеру Ларкину покупку чудесного участка земли на берегу Тихого океана.    
Зимой 1849 года Фремонт вернулся в Калифорнию уже как частное лицо и узнал, что Ларкин купил на его деньги участок в семьдесят квадратных миль в местечке под названием Марипоза (Mariposa).
Чтобы оценить эксцентричность покупки, нужно взглянуть на карту Калифорнии. Санта-Круз – это сельскохозяйственный рай: плодороднейшая земля, сочные пастбища, солнце, воздух, и – черт подери! - океанское побережье. Марипоза – это предгорья Сьерра Невады за сто шестьдесят миль от океана, скалы, ручьи, сосновые леса, гигантские секвойи и предельная близость к паютам – индейцам воинственным и недружелюбным.
Джесси Фремонт пишет, что ее муж был просто убит этим необъяснимым поступком консула, который, якобы, на прямой вопрос о причинах временного помешательства крутился, как дождевой червяк на рыболовном крючке и плел нечто невнятное о том, что покупка ранчо была затруднительна по бюрократическим причинам, и он решил, что чем пропадать деньгам, уж лучше пусть так, чем никак. Не исключено, что миссис Фремонт лукавит, но возможно она действительно не знала об истинных планах мужа.
Земля была куплена в конце 1848 года. Джеймс Полк еще не произнес сакральные слова о золоте под ногами, а калифорнийцы вовсю копали землю в окрестностях Сакраменто - на сто пятьдесят миль севернее Марипозы.
Никто в целом свете не изучил Калифорнию так, как изучил ее Джон Фремонт, и Ларкин исполнил его поручение абсолютно точно. Жене Землепроходец говорил о ранчо в Санта-Круз, но точно знал, что покупать поля и пастбища он не станет. Золотые копи Марипозы были столь богаты, что еще до установки и запуска горного оборудования драгоценный металл, собранный с поверхности, вывозили в мешках по пятьдесят фунтов. В итоге Джон Фремонт стал богаче на десять миллионов долларов.
Каналья! Я мог бы поверить, что Роджерс убрал свою жену, если бы не неожиданная смерть Энтони Марстона…
Если бы Джон Фремонт не был величайшим пионером и разведчиком своего времени, если бы задолго до начала золотой лихорадки он не изучал Кордильеры, не излазил бы вдоль и поперек предгорья Сьерра–Невады, не подружился бы с местными индейцами, то с некоторыми оговорками можно было бы поверить в случайность столь удачного вложения денег. Но Фремонт с одной стороны слишком хорошо знал Калифорнию, а с другой был посвящен в тайные планы правительства САСШ. Не воспользоваться таким инсайдом было бы грешно.
Захват Калифорнии стал возможен только после того, как в 1843 году Фремонт нанес на карту Калифорнийскую тропу. С этого момента судьба Золотого штата была предрешена. Джон Фремонт пользовался глубочайшим расположением президента Полка, состоял с ним в переписке, а во время пребывания в Вашингтоне неоднократно бывал принят в его доме.
Пока у власти были осторожные виги, походы Фремонта действительно носили научный характер, но третья экспедиция 1845 года была одобрена президентом-демократом и заведомо не была исследовательской. Это была тщательно спланированная военная операция по захвату Калифорнии, синхронизированная по времени с захватом материковой части Новой Испании.
Впрочем, даже во время военных действий Фремонт оставался землепроходцем. Он составлял подробнейшие карты всех мест Калифорнии, где ему удавалось побывать. Он никогда не довольствовался знакомством с обжитыми уголками, но стремился в дикие неизведанные горы, куда до него не ступала нога белого человека. Нет сомнений, что золото он нашел куда раньше бедолаги плотника Джеймса Маршалла, умершего в нищете от цирроза.

Справедливости ради, золото не принесло Фремонту счастья. Некоторое время он вел шикарный образ жизни, скупив обширные угодья в окрестностях Сан-Франциско. Но жилка авантюриста не позволила ему стать респектабельным рантье и провести остаток дней в богатстве и роскоши. Все свои капиталы он вложил в строительство железных дорог и мгновенно прогорел. Не потому что ошибся в предмете инвестиций, а потому что ошибся в людях, которым доверял управление активами.
В 1856 году Фремонт стал первым кандидатом в президенты от новоиспеченной республиканской партии, но проиграл демократу Джеймсу Бьюкенену. Во время Гражданской войны сражался на стороне Северян, дослужился до бригадного генерала, и вновь был изгнан из армии за неподчинение командованию. Последним местом его службы стал пост губернатора Аризоны.
Фремонт умер в возрасте семидесяти семи лет на руках любящей жены.
Память о Землепроходце хранит не только Калифорния, но и еще полдюжины западных штатов. Его именем названы пригород Сан-Франциско и горная вершина в Скалистых горах Вайминга.  Множество улиц и скверов, площадей и бульваров носит имя Джона Чарльза Фремонта – человека, который первым разглядел золото под своими ногами.

  

(2 comments | Leave a comment)

April 27th, 2016


12:48 am - Хозяйке на заметку.

Для поощрения таксистов, официантов и прочих пролетариев сферы обслуживания природа не смогла выдумать ничего, лучше чаевых. И в этом смысле природа не придумала ничего лучше наличных.

Вы, наверное, замечали, что если отправить чаевые с карты, то по факту их поступления приложение издает торжествующий звуки в виде аплодисментов, играет музыку в виде поздравлений и читает стихи в виде поэзии. Знаете, почему приложение так бурно реагирует? Потому что оператор забирает у водителя половину от суммы чаевых, а потом из оставшейся половины вычитает НДС 18%. Итого, водителю достается около 40% от вашей благодарности.
Не поленись, товарищ! Вынь полтинник из толстого кошелька. Оператору - операторово, а чаевые таксисту.
Такъ вижу.


(4 comments | Leave a comment)

April 25th, 2016


04:33 am

Подвозил семью из двух с половиной человек.
По завершении поездки, половина человека лет десяти ткнула указательным пальцем в дужку очков и доверительно сообщила, что ей тоже нравится Перри Комо.
- А Бинг Кросби? - спросил я в замешательстве.
- Меньше, - сообщило чудовище, - Все таки блюз мне ближе, чем джаз.
Блюз ей ближе. Каково? А спроси "Отче наш", небось, запнется на "иже", козюля с бантиками.

И еще. Если в такси вы поперхнулись гамбургером из Макдональдса, причиной тому флюиды голодного водителя.


(Leave a comment)

April 17th, 2016


08:08 am
Вчера стал свидетелем большой человеческой драмы.

В машину сели три кукушки во хмелю, лет по 23-25.
- Он такой классный, девки! - причитала одна сквозь накатывающие параксизмы неизбывного горя.
- Кто? - интересовались девки, - Рома?
- Да нет же! Олег... Богатый. У него отец какой-то начальник где-то... Квартира охуительная, дом в Барвихе. Начитанный, очень умный...
- Ну!
- У него хуй восемь сантиметров!
- Бля...
- Восемь? Это если...
- Большой палец покажи... Вот.
- Ой бля!!!
- Как же ты две недели с ним...?
- На Мальдивах? Как... Хуяк. Ну подергалась, поимитировала - Мальдивы же.
- Зато в рот брать удобно.
- И в жопу не больно.
- Иди в жопу обе! Мне нормальный хуй для ебли нужен! Вот почему Рома такой мудак?
- А что Рома?
- У него двадцать один сантиметр.
- Вот это елда!
- Ты измеряла, что ли?
- Конечно! Ты бы не измерила на моем месте?
- Конечно... А что у тебя с ним?
- Ничего. Он нищеброд, козел и тупой мудак.
- А тебе важно, да?
- Чего важно?
- Ну... Размер.
- Конечно важно!
- Не, ну я слышала, что есть кому не важно...
- Ой, блять, я тоже слышала, только нихуя не видела таких, кому неважно. Как может быть неважно, если восемь сантиметров? Я же нихуя не чувствую!
- А если там... полизать, пососать?
- Сама соси, а мне нужна нормальная человеческая ебля, я кончать хочу! Как вспомню Рому, сразу мокрая... Двадцать один сантиметр, а! Вот наградил бог дебила!
- Пойдем спать. Утром подумаем, что с твоими хуями делать.
И пошли. 

(4 comments | Leave a comment)

March 11th, 2016


01:27 am - Михаил Жванецкий Импровизация о здоровом образе жизни

(Leave a comment)

November 30th, 2015


01:13 am

Это Верочка. Она любопытна, как все женщины и женственна, как все секретарши. Оклад у нее секретарский, а наряды сплошь заграничные. Как ей это удается...?

Это загадка номер один.
И вот еще одна:

Помните, Самохвалов дарит Верочке блок мальборо? Верочка смачно вдыхает дым вражеского государства и сообщает бойфренду, что новый зам налаживает отношения с секретаршей.
WTF?! - воскликнет неискушенный зритель. Заместитель директора, только что прибывший из Швейцарии, налаживает отношения с кем?! С секретаршей??? Да, благородные доны, с секретаршей. Вот с этой зловредной сучкой.

Разгадка же кроется в этом коротком диалоге:
- Верочка, вы все обо всех знаете...
- Такая работа.

Для секретарши советского статистического учреждения знать все обо всех - не хобби и не прихоть, а прямая служебная обязанность. Советская статистика - наука не только точная, но чрезвычайно секретная. Сколько пар обуви произвела советская промышленность - тайна, может и не великая. А вот сколько из них приходится на кирзовые сапоги да яловые-офицерские, про то врагам знать не положено. И потому секретарша в московской статистической конторе, немножко больше, чем секретарша. Верочка - штатный сотрудник КГБ и, возможно, даже при погонах. Отсюда и средства на заграничные костюмы, ибо получает поболее своих начальников.
И при этом ни зам Самохвалов, ни лично директор, товарищ Калугина, не имеют над Верочкой ни малейшей власти. Они ей даже выговор объявить не могут, не говоря об увольнении, ибо у секретарши своя линия подчинения. Верочка же напротив, в любой момент времени может показать им такое небо в алмазах, что трамвай за счастье станет. Вот и лебезит новый зам перед секретаршей, отношения налаживает.

Советская действительность, она такая советская...


(4 comments | Leave a comment)

October 14th, 2015


05:24 am - Сегодня в рубрике "Прикинь!"

12 сентября 1847 года началась битва за прекраснейший замок Мексики - крепость Чапультепек.


По сути, это был последний укрепленный район, преграждавший путь войскам САСШ к Мехико. Мексиканская армия была обескровлена, да и то, говоря по чести, вояки из мексов были так себе. Если где-то мексиканцы одерживали тактические победы, то как правило, эти виктории были заслугой ирландцев.

Сейчас это мало известно, но в XVII-XVIII веках большинство рабов в САСШ были белыми, и в массе они были ирландцами. Войны того времени, надо сказать, отличались изысканным благородством и великодушием. Нередко противники выпускали вражеские войска из окружения просто под честное слово, что те больше не станут принимать участие в военных действиях; широко практиковался обмен пленными по схеме "всех на всех"; пленные офицеры содержались чтоб мне так пожить хоть недолго. Короче, не смертельные противостояния, а именины сердца.

Но ирландцев эти прелести не касались, ибо они - суть дезертиры и предатели. Раненных ирландцев добивали, пленных - казнили, и потому там, где мексиканцы радостно сдавались в плен, ирландцы дрались яростно, умело и до последнего вздоха.

Увы, к сентябрю 1847 года Батальон Святого Патрика был окончательно разбит в сражении при деревушке Чубуруско, и Чапультепек защищали остатки мексиканской армии под командованием генерала Николаса Браво. Гарнизон крепости составляли 922 человека, причем, 200 из них - кадеты военного училища в возрасте от 13 до 19 лет.

Впрочем, сражение было проиграно еще до его начала. Месяцем ранее мексиканский президент Санта-Анна вступил в тайные переговоры с президентом САСШ Джеймсом Полком и в процессе пообещал склонить население и правительство Мексики к заключению мирного договора, при условии, что ему лично будет выплачен один миллион песо.
Неизвестно, знал ли об этом генерал Браво, но утром 13 сентября он отдал приказ на отступление, а сам сдался в плен, что кстати, не помешало ему впоследствии баллотироваться в президенты.
Защитники крепости частью погибли, частью драпанули домой.
Тридцать пленных ирландцев - остатки Батальона Святого Патрика - были повешены, как только над крепостью взвился американский флаг.

Но!

Шестеро кадетов сочли приказ отступать преступным и не подчинились.

Лейтенант Хуан де ла Баррера -19 лет,
Кадет Агустин Мелгар -15 лет,
Кадет Хуан Эскутиа - 15 лет,
Кадет Висенте Суарез - 14 лет,
Кадет Франсиско Маркез - 13 лет,
Кадет Фернандо Монтез де Ока - 15 лет.

Они приняли бой и погибли.

Когда американские солдаты ворвались в замок, последний оставшийся в живых кадет Хуан Эскутиа, обернул вокруг себя мексиканский флаг, и прыгнул вниз со стены замка.


(1 comment | Leave a comment)

September 15th, 2015


08:09 am - Сегодня в рубрике "Прикинь!"

"Юнона" и "Авось".

Рвем шаблоны. Театралы всея Руси, начинайте животрепетать.

"Сюжет поэмы «Юнона и Авось» (1970) и рок-оперы основан на реальных событиях и посвящён путешествию русского государственного деятеля Николая Петровича Резанова в Калифорнию в 1806 и его встрече с юной Кончитой Аргуэльо, дочерью коменданта Сан-Франциско."
Так гласит Википедия.

По литературному вымыслу Андрея Вознесенского, русский граф воспылал к шестнадцатилетней дочери коменданта Сан-Франциско Марии де ла Консепсьон Марселле Аргуэльо и сумел вызвать в ней ответные чувства. История этой романтичнейшей любви легла в основу рок-оперы "Юнона и Авось". Спектакль гремит по сей день, лав-стори юной испанки и русского вельможи стала почти правдой, а между тем...

Николай Петрович Резанов, отпрыск обедневшей дворянской фамилии, сделал блестящую карьеру. К тридцати годам он управлял канцелярией Гаврилы Романовича Державина, и выполнял личные поручения императрицы, имевшей виды на статного красавца.
В 1794 году фаворит Платон Зубов сплавил потенциального конкурента от греха подальше в Иркутск, инспектировать деятельность купца Григория Ивановича Шелихова, который претендовал на монопольное право заниматься пушным промыслом у тихоокеанского побережья России.
Вот тут-то и случилась с нашим героем настоящая любовь на всю оставшуюся жизнь.
Григорий Иванович оценил масштаб трагедии и придумал выдать за перспективного жениха дщерь свою Анну пятнадцати лет от роду. Эль шкандаль! Мезальянс: дворянин и купеческая дочка.
И что с того? Анна Шелихова стала графиней, Резанов стал обладателем серьезного приданого, а по смерти тестя унаследовал огромное состояние.
Но главное, Николай Петрович и Анна Григорьевна любили друг друга. «Восемь лет супружества нашего дали мне вкусить все счастие жизни сей как бы для того, чтобы потерею ее отравить наконец статок дней моих» - писал Резанов. Анна умерла в двадцать три года в родовой горячке. Она подарила мужу троих детей - двух сыновей и дочь. Николай Петрович никогда уже не оправился от потери любимой жены.

В 1806 году Резанов прибыл в Ново-Архангельск и нашел его в ужасающем состоянии. Продовольствие на Аляску доставлялось по суше через всю Сибирь, и до русских поселений доходило испорченным чуть менее, чем полностью. Резанов на свои деньги выкупил у заезжего американца судно "Юнона" и отправился в Новую Испанию за продовольствием, где получил полный отлуп: Испания - союзница Франции, а Россия входит в анти наполеоновскую коалицию. В поставках продовольствия было отказано. И вот тогда Резанов решает очаровать юную дочь коменданта Сан-Франциско.
Из донесения от 17 июня 1806 года министру коммерции графу Николаю Румянцеву (сохранена орфография Резанова):

«...Здесь должен я Вашему Сиятельству сделать исповедь частных приключений моих. Видя положение мое неулучшающееся, ожидая со дня на день больших неприятностей и на собственных людей не малой надежды не имея, решился я на серьезный тон переменить мои вежливости. Ежедневно куртизуя гишпанскую красавицу, приметил я предприимчивый характер ее, честолюбие неограниченное, которое при пятнадцатилетнем возрасте уже только одной ей из всего семейства делало отчизну ее неприятною...<>... наконец, нечувствительно поселил я в ней нетерпеливость услышать от меня что-либо посерьезнее до того, что лишь предложил ей руку, то и получил согласие. <>...Миссии наперерыв привозить начали хлеб и в таком количестве, что просил уже я остановить возку, ибо за помещением балласта, артиллерии и товарного груза не могло судно мое принять более 4500 пуд, в числе которых получил я сала и масла 470, и соли и других вещей 100 пуд».

В своем последнем письме от 24 -26 января 1807 года своему свояку, Михайло Булдакову Резанов так отзывается о своей калифорнийской невесте: «Из моего калифорнийского донесения не сочти меня, мой друг, ветреницей. Любовь моя у вас, в Невском под куском мрамора, а здесь – следствие ентузиазма и очередная жертва отечеству. Контенсия мила, добра сердцем, любит меня, и я люблю ее и плачу, что нет ей места в сердце моем».

Доставив продовольствие на Аляску, Николай Петрович отправился в Питер, дабы испросить позволения Императора на брак с католичкой. В пути он тяжело заболел и умер в возрасте сорока двух лет.

Такие дела, благородные доны.

Кончита, впрочем, любила Резанова страстно и безоглядно. Она не верила доходившим до неё сведениям о смерти жениха. Только в 1842 английский путешественник Джордж Симпсон, прибыв в Сан-Франциско, сообщил ей точные подробности его гибели. Поверив в его смерть лишь тридцать пять лет спустя, она дала обет молчания, а через несколько лет приняла постриг в доминиканском монастыре в Монтеррее, где провела почти два десятилетия и скончалась в 1857 году.


(Leave a comment)

August 31st, 2015


05:52 pm - Любовь к закону VS Любовь к покупателю
Товары личной гигиены обмену и возврату не подлежат! - а следом левый крюк, сокрушительный апперкот и оглоблю в дышло, чтоб голова не болталась.
Мы так качественно впитали запрет на возврат и обмен предметов гигиены, нам так прочно вдолбили его в мозг суровые продавцы, что мы напрочь забыли простую вещь: если торговая точка таки произведет возврат или обмен этих пресловутых товаров, то ей за это ничего не будет.
Цимес, полагаю, в категоричности закона. Он настолько однозначен, что его боятся даже продавцы. Обменять лифчик?! Боже упаси! Боже упаси!
О чем это я...
Да! Знаете ли вы, что подгузники для детей чаще покупают отцы, чем мамы? Большая упаковка подгузников просто не влезает в колясочную сетку-поддон, поэтому мама покупает разные мелочи и звонит мужу:
- Дорогой, купи подгузники... Что ты за отец, если не знаешь, какие подгузники нужны твоему ребенку!
Далее следует инструкция по смс, где точно указан бренд, размер, цена и даже примерное местоположение. Заботливый папаша влетает в магазин за десять минут до закрытия, озирает пространство диковатым взглядом и стремглав бросается в отдел гигиены. Дрожащим пальцем он мусолит стекло телефона, находит инструкцию и приступает к поиску нужных подгузников. Не находит. Обреченно озирается и призывает на помощь консультанта. В 21:59 через кассу проходит большая упаковка подгузников и плитка гематогена для дитя и киндер-шоколад для папы - заглушить стресс.
О чем это я...
Да! Сбылась мечта: мы провели все лето в деревне. Боже, что за лето было, благородные доны! Я точно знаю, что это было счастливейшее лето в моей жизни. Приехали в конце апреля, когда на березах лежала нежная зеленоватая дымка распускающейся листвы, а дальше май с чарующим ароматом черемухи, а за черемухой пахучая сирень и вот такие караси в зарослях осоки! По примеру бородатого классика я засел в родовом имении и ночами писал первую свою книгу, а утром - на рыбалку, а днем - спать, а ночью снова за перо... Хорошо-то как, братцы!
О чем это я...
Да! Жена попросила купить подгузники. Японские. Но не подгузники-подгузники, а подгузники-трусики. Размер L от 9 до 14 кг. В деревне и окрестных городах таких нет. Там вообще подгузники принято продавать исключительно в аптеках, а в детских магазинах подгузники отсутствуют по причине отсутствия детских магазинов. Короче, коль уж случилась оказия в столицу, то будь любезен, папа.
За десять минут до закрытия "Кораблика" на Ясеневой папа (то есть я) ворвался в торговое пространство и помчался в отдел гигиены. Так. Вот они, японские. Размер М... Размер L! Мое! Упс, не мое - упаковка маленькая... А вот рядом уже мое: японские, размер L от 9 до 14, большая упаковка. Есть!
По дороге к кассе хватаю бутыль воды и шоколадку. Уф, успел! Улыбаюсь продавщицам: успел, девчонки! А то знаете что мне дома жена бы устроила! Конечно знают, улыбаются, приходите к нам еще.
Через четыре часа я в пампасах. Время два часа ночи. Именно в этот сакральный час выясняется, что я купил не подгузники-трусики, а подгузники-подгузники. И разница межу ними не просто, а принципиальная. И наша нежная попка не приспособлена для, ей непременно нужно то, чего я не. Неделю упаковка подгузников лежала на самом видном месте немым укором, пока я не погрузил ее в багажник и...
В "Кораблик" на Ясеневой я пришел через десять дней после покупки, без чека, с намерением обменять товар более чем личной гигиены. Первой меня заметила миловидная продавщица, похожая на учительницу математики.
- Вот... - говорю.
- Нет! - строго объявила училка.
- Я понимаю, больше никогда так не буду! Товары личной гигиены...
- Возврату и обмену не подлежат. Можете обменять через интернет. Знаете, там мамочки все время чем-то меняются. Или продайте через интернет.
- Можно, - говорю, - директора?
Оказалось, можно.
Директор Анна все поняла с первого взгляда и первого моего звука:
- Я вот тут...
- Ясно, - говорит Анна, - Перепутали?
- Ага...
- Надо было трусики?
- Ну...
- Чек есть?
- Нету...
- Когда покупали?
- Кажется... не помню.
- Платили наличными?
- Нет, картой.
- А вы смски об операциях по карте удаляете?
- Нет, не удаляю! Щас посмотрю! Щас найду!!! Как вы...?
- Думаете, вы один такой? Подгузники обычно папы покупают. Большая упаковка не влезает под коляску в сетку, вот мамочки и покупают мелочь, а за крупными покупками приходят папы, ну и путают, конечно...
- Есть, нашел! Вот!
- Ага... Подождите минуту, я чек восстановлю.
Через десять минут я ушел из магазина с тем, за чем меня и посылали.
О чем это я.
Продавщица, похожая на училку, однажды непременно станет управляющим магазином. Она принадлежит к тому типу, который я называю "Ипполит". Это педанты, живущие по правилам. Золотые сотрудники. У них идеальный порядок в документах, они пунктуальнее Ее Величества и они никогда... слышите? - НИКОГДА не примут к возврату непочатую упаковку подгузников да еще и без чека. Потому что их любовь, их страсть к порядку и правилам куда сильнее любви к клиенту. Даже так: они вообще не очень понимают, что такое любовь к клиенту. Чего его любить-то? Сказано же в законе: не подлежат! И при чем тут любовь, если есть закон?
Слава богу, есть Чичваркин, который сказал: Если клиенту не нравится телефон - поменяй! Не быкуй! Слава богу, есть Анна, которая обратила меня вернейшим и лояльнейшим клиентом сети "Кораблик". И я очень надеюсь, что на падающем рынке победит и выживет тот, то любит клиента немного больше, чем законы и регламенты.

(Leave a comment)

July 11th, 2015


01:41 am - Сегодня в рубрике "Прикинь!"
Мля, щас опять буду патриотам шаблоны рвать. Крепитесь.
Ребзя.
Мне тоже льстят и шчекочут самолюбие факты нашего участия в чем-то не нашем. Ну, типа как "русский флот сыграл решающую роль в победе Северян над Конфедерацией, что привело к отмене рабства в США."
То есть, опуская словесную шелуху, получаем: Россия покончила с рабством в США. Красиво, чо...
Но я не за рабство, я за русскую Калифорнию.
Читаю у очередного патриота буквально следующее: "Россия практически бесплатно передала Соединенным Штатам несколько штатов вдоль Тихоокеанского побережья, чем увеличила их территорию почти на 40%. Спасибо от них мы не ждем".
Вот так-то и не меньше! Передавал чувак территории, аж запыхался, а спасибо как не было, так и нет.
Что же это за штаты? На Тихоокеанском побережье их аж четыре штуки:
- Нижняя (Южная) Калифорния
- Верхняя (Северная) Калифорния
- Орегон
- Вашингтон
- Аляска
Что говорите, пять? Ан нет.
С Аляской все более-менее ясно, да? Пропускаем.
Дальше интересно. Штат Орегон... Короче, не было такого штата до 1846 года. Зато была Территория Орегон, которая включала в себя современные штаты Орегон, Вашингтон, Айдахо, кусок Оклахомы и кусок Монтаны и еще Британскую Колумбию (Канада).
Никогда в жизни Россия не претендовала на эти земли. До 1819 года Территория Орегон формально была испанской колонией, но реально контролировать ее Испания не могла. Кроме того, Мексика, внезапно возжелавшая независимости, показала Испании козью морду, колонизаторы уныло погрузились на корабли и слиняли по домам. Мексика объявила все испанские колонии своей собственностью (как показала история - напрасно), но испанцы перед стартом передали Орегон Северо-Американским Соединенным Штатам. Акцентирую: ИСПАНИЯ ПЕРЕДАЛА ОРЕГОН ПОД ПРОТЕКЦИЮ США.
Россия там даже свечку не держала.
Однако, британские товарищи с этим не смирились и еще долго трепали нервы американским товарищам. В итоге дело закончилось Орегонским договором от 15 июня 1846 года, по которому Британии досталась Британская Колумбия, а Штатам все остальное. В 1852 году Территорию Орегон разделили на кучу штатов, и в результате на карте получилось нынешнее административное деление земель, только штат Вашингтон до 189какого-то года назывался Территория Колумбия. И только на излете 19-го века ее переименовали в штат Вашингтон.
Где ты, Россия? Ау!
Южная Калифорния всю жизнь принадлежала Мексике, и оспаривать это не пришло в голову даже президенту США Дж.Полку, который отжал у Мексики разом Техас, Аризону, Нью-Мексико и Оклахому.
Но Северная Калифорния-то наша! - скажет упоротый патриот.
Как же Форт Росс - военная крепость, честь и доблесть?!
Продолжаю нагнетать.
Решение о постройке Форта Росс было принято в 1812 году. Никто не припомнит, что за год был? Уж были у царя-батюшки головные боли поактуальнее заморских земель. Были. И потому про Форт Росс, реку Славянку и прочие географические радости он знать не знал, слыхать не слыхал.
До постройки форта в Калифорнии побывало три русские экспедиции, и все три организовал и профинансировал предприниматель Александр Андреевич Баранов. И не по простоте душевной, а потому что Аляску осваивал тоже он. Его стараниями на Аляске возникло множество русских поселений, школы, предприятия... Вот с продовольствием было туго. И чтобы обеспечить Аляску продовольствием, А.Баранов затеял Русско-Американское Торговое общество и Форт Росс.
Акцентирую: Форт Росс замышлялся и строился, как сугубо коммерческое предприятие, обеспечивающее Аляску едой.
Царь-батюшка, надо сказать, старания оценил и наградил Баранова именной медалью, а в форт отправил небольшой воинский контингент, потому что время было неспокойное. Во-первых, русский Форт страшно нервировал Мексику. Во-вторых, первое время были стычки с индейцами, которые от белых ничего хорошего, кроме пули в спину, не ждали.
Несколько лет Форт процветал, исправно отправляя на Аляску пшеницу и бобовые, яблоки и персики и еще кучу разных ничтяков. Но в 1818 году Александр Андреич преставился, и дела постепенно стали приходить в упадок. Последний комендант Форт Росса капитан Александр Ротчев окончательно доконал успешный когда-то бизнес. Он был авантюристом, исследователем и страшным бабником. Он постоянно затевал экспедиции вглубь Калифорнии, исследовал реки и горы, дружил с индейцами и трахал все что движется. Ротчев прибыл в Калифорнию в 1838 году, а покинул в 1841. За три года он прижил четверых детей, причем его законная жена не имела к ним ни малейшего отношения. И неудивительно, что по прибытии в Петербург мгновенно развелась с бравым капитаном.
Форт Росс решили продать. Хорошее решение, да только ни США, ни Мексика платить за крепость не хотели, ибо знали, что русские уходят. Сами уходят. Никто нас из Калифорнии не гнал, просто бизнес просрали, вот и все дела. В итоге, покупателем выступил местный фермер Джон Саттер. Он купил крепость вместе со всеми землями, утварью, полями, фруктовыми садами, виноградниками, стадами коров и быков, табунами лошадей и отарами овец за тридцать тысяч долларов, которые должен был выплатить зерном в течение пяти лет. Сукин сын не отправил на Аляску ни одного пуда зерна в уплату долга. Судьба жестоко отплатила ему за хитрожопость, уж вы мне поверьте, хотя мы не об нем.
А там и Аляска подоспела. Без руководства и финансирования Баранова русские поселения стали приходить в упадок, и стало ясно, что Аляску мы тоже просохатили. Ну, что-то там за нее мы таки получили, и ладушки.
Вот такая вот она, русская Америка
.
А.А.Баранов

(2 comments | Leave a comment)

> previous 10 entries
> Go to Top
LiveJournal.com